Обучение. Особенности детской психологии.



1. Постановка рук на фортепиано.
2. Изучение фортепианных произведений.
3. Сольфеджио.
4. Музыкальная литература.
5. Мои требования.
6. Репетиторство.
7. Особенности детской психологии.


     
"Дети должны быть очень снисходительны ко взрослым".

Антуан де Сент-Экзюпери.


      Дети - лучшие люди на Земле.

      Когда в 1991 году я работала в детском музыкальном театре, я хорошо помнила главное правило: "Для детей надо играть так же, как для взрослых, только лучше".

      Они искренны и непосредственны, любознательны, эмоциональны, доверчивы, уязвимы. Детей нельзя обманывать, с ними нельзя фальшивить.

      Что может быть ответственнее, чем принимать участие в становлении хрупкой детской души?

      Нельзя предавать их доверие. Потерять их уважение очень легко. Дети чувствуют малейшую фальшь в отношениях и, в отличии от взрослых, не смогут легко отнестись к обману или равнодушию по отношению к ним.

      Я искренно люблю своих учеников. Меня интересуют не только их музыкальные достижения. Иногда дети делятся с учителем такими переживаниями, которые не всегда доверят даже родителям.

      Я очень ценю их дружбу, и считаю, что именно доверие и взаимное уважение является главным звеном во взаимоотношениях. Это, в конечном счёте, и приводит к успехам в обучении всему, и музыке в том числе. Мне необходимо искренно любить ученика для того, чтобы вместе с ним поверить в его силы и достигнуть успехов в обучении. Дети способны на чудеса, надо только помочь им раскрыть их способности.

      Я прощу неподготовленного к уроку ученика, если он меня не обманывает. Когда у ребёнка случается трудный период в жизни, эмоциональные переживания, усталость или болезнь, то единственным стимулом в занятиях остаётся нежелание ребёнка огорчить своего педагога.

      Кажется неправдоподобным, но все мои ученики, даже во время болезни, не хотят пропускать уроков музыки! Одна из моих учениц отказалась в декабре поехать с мамой пораньше на каникулы к родственникам, чтобы выступить на новогоднем концерте!

      Моим первым ученикам уже лет по 25. Наверное, недалёк тот день, когда я начну принимать на обучение детей моих учеников.

      Но я хорошо помню каждого из них и продолжаю интересоваться их жизнью.

      Все они выросли хорошими людьми и продолжают любить музыку. Разве это не то, к чему мы стремились?

      Были ли у меня неудачи? Да. И я очень сильно переживала. Но ведь это не мои дети, которых я могу воспитывать так, как считаю нужным! Все неудачи касались не неспособности этих ребят к музыке, а только их личностного фактора. Скажу больше, наиболее трудным характером обладали как раз весьма одарённые дети.

      Высокомерие, дерзость и лень - вот непреодолимая преграда к обучению. Я встречала детей, не допускающих от учителя никакой критики, и даже малейшего замечания! Даже мой робкий совет воспринимался, как личное оскорбление.

      И всё-таки я не хочу винить детей. В этих случаях я склонна винить родителей. Ответ мамы ребёнка "Что делать, у него и папа такой" говорит сам за себя. Если родители считают, что с их ребёнком ничего нельзя поделать, то чего они хотят от меня? Ребёнок, не воспринимающий от учителя замечаний, сказанных даже в самой мягкой и корректной форме, необучаем в принципе.

      Хочу в противовес привести совершенно противоположный пример.

      В 2001 году ко мне пришла заниматься девочка, которой уже было 14 лет. Родители пояснили, что раньше у них не было возможности заниматься образованием детей. В семье ещё три ребёнка и надо было решать квартирный вопрос.

      Глядя на эту девочку, сутулую, чрезмерно, как мне казалось, флегматичную, без задора и каких-либо проблесков таланта, у меня опускались руки. Я продолжала её учить, порой ругала, возможно на моём лице отражалось даже отчаяние.

      А девочка безропотно соглашалась со всеми замечаниями. Не поднимала головы, не спорила, трудилась и трудилась. Учила упражнения и гаммы, пела, учила теорию…Не знаю, рассчитывала ли она сама на успех или нет, но однажды я с удивлением заметила, что она неплохо играет!

      Я не замедлила с похвалой. Искренне порадовавшись её успехам, мы продолжили работать. Мы обе знали, что на её музыкальное образование родители выделили всего три года.

      На втором году у неё выпрямилась спина. Я увидела маленького лебедя, превратившегося из "гадкого утёнка". За её смиренный характер, скромность, порядочность, пунктуальность, вежливость я очень её полюбила. Она стала превращаться в одну из любимых моих учениц. Давно позади Нино Рота и Э. Морриконе, Бургмюллер и Хачатурян, Гайдн, Лемуан, Бах…В конце второго года я услышала мой любимый вальс Шопена.

      В середине третьего года обучения девочка играет на новогоднем концерте "Элизе" Бетховена, "Сказки венского леса Штрауса, романс Свиридова к повести Пушкина "Метель". В конце третьего года прозвучали в её исполнении "Лунная соната" Бетховена и "Вечерняя серенада" Шуберта. Расставалась я с ней почти со слезами.

      О чем же это говорит? Видимо о том, что трудолюбие и скромность делают порою чудеса. И, как ни странно, не способности, а характер ребёнка отвечает за то, будет ли он успешен в музыке. Я думаю, что и не только в музыке. Во всём.
      Вот, собственно, и всё, что я хотела сказать про особенности детской психологии. Можно пестрить научными и медицинскими терминами, писать о трудностях подросткового возраста. Всё это тоже правильно. Но главное - детей надо просто любить.